Статьи журнала Техсовет от главного редактора

Бояться ВТО – не выпускать ничего!


Добавлено: 24.04.2013, Изменено: 09.11.2019


У России есть три важных элемента для успешной интеграции в мировую экономику: сырье, человеческий капитал и финансы. Вопрос в том, как скомбинировать эти три элемента, чтобы выйти из старой модели экономики и найти свою конкурентную нишу. Генеральный директор ВТО Паскаль Лами

 

Что не всё в ВТО будет гладко, говорили почти всю историю присоединения. Разговоры венчались расхожим: надо быть готовыми! Тем же отличались и «рецепты готовности»: сформулировать ясные государственные цели и задачи, обеспечить конкурентоспособность хотя бы в стратегических отраслях, сформировать набор защитных инструментов, опять же поддержать малый бизнес... Вот и Президент Путин, разъясняя преимущества, предупреждает, что «это новая реальность, рост конкуренции - серьезный вызов для российской экономики, для целого ряда ее отраслей». Лишь бы не был вызов губительным. Полгода минуло. Настроения по-прежнему разделены на два лагеря. Один грозят с думских трибун: мол, в связь с ВТО вступили незаконно. Другой лелеет надежду на исторический шанс получить-таки свою счастливую долю от мировой экономики.

Плюсы-минусы «общего рынка»

В кратком пока списке положительных результатов Максим Медведков, директор департамента торговых переговоров Минэкономразвития РФ и основной переговорщик от России по ВТО, отмечает, что наши партнеры выполняют взятые на себя обязательства. Вот помнится, в газетах советской поры было такое антизападное уничижение – «общий рынок». Так вот - мы теперь как раз в нём. Открылись границы, снижены пошлины, и пошел товарный поток: далеко не весь долгожданный. По части живых свиней, к примеру, ввозная пошлина на ввоз снизилась с 40% до 5%, и Европа, не сочтите за каламбур, не просто подложила свинью, а буквально свиньей пошла. Попутно до исторического максимума выросли цены на зерно. Вслед подорожали комбикорма, и наше сырье для мяспрома стало на треть дороже европейского. Правительство гасит удар по животноводству добавочным вливанием 15 млрд. руб.: итого в 2013 г. не менее 60 млрд. Это только на одну отрасль, однако, весьма существенную для продовольственной корзины. Между тем на наших прилавках стало вдвое больше иностранного сыра, масла, сухого молока и др. Кстати, пошлины снижены далеко не все и не на всё. Алексей Портанский, профессор Высшей школы экономики, напоминает, что по графику процесс ускорится после 22 августа 2013 года, т. е. ровно через год после присоединения.

ТехДетали
Тарифные обязательства России предусматривают 7-летний переходный период. Каждое снижение будет происходить ежегодно 22 августа, последнее - в 2019 году. В 2015-ом обнулятся пошлины на компьютеры и оргтехнику (пока - 5,4%). К 2016 году завершится регулировка цен на чай – кофе, фрукты-овощи, парфюм - косметику и прочий макияж. К лету 2019 г. до 15 % должны снизиться пошлины на новые иномарки (пока 25%).

В промышленном секторе «первой жертвой» предсказуемо стал автопром. В целях компенсации за отмену ввозных пошлин автопром почти сразу при «заезде в ВТО» выбил т.н. утилизационный сбор. Выжить помогает, но по многолетней традиции вряд ли решит проблемы качества. К тому же в условиях общего экономического спада рынок новых авто привстал. Дилеры с прошлой осени свой скидочный маркетинг перебросили через Новый год, похоже, до будущей осени. В Европе похожая картина: спрос на 15-20% упал везде, кроме Великобритании.


Под «железную пяту ВТО» попало сельхозмашиностроение. Аналогично автопрому отрасль испросила «утиль-защитных» компенсаций. Пошлина на ввоз новых импортных комбайнов снижается в 3 раза, а на сельхозтехнику б/у - в 5 раз. Чтобы не превратить наши необъятные просторы в свалку привозного сельхозхлама, Таможенный союз обложил пошлиной в 27,5% импорт комбайнов. Это т.н. предварительная специальная защитная мера, принятая под угрозой остановки основных комбайновых заводов. К лету должно завершиться расследование, и тогда будет определена окончательная защитная мера. По всей вероятности, её придется понизить.  Такова ситуация в отрасли, которую правительство относит к числу приоритетных. А следом просят поддержки отечественные шинники – потеряли под напором ВТО 17% рынка. За ними к лету может выстроиться целая пострадавшая вереница.


ВТО не занимается гирями
Не надо супер-маркетинга, чтобы понимать: в стране добрая половина предприятий промышленности на грани выживания. По шустрым метафорам известных либеральных экономистов это «гири на ногах экономики». Но если ВТО поможет освободиться от гирь, то не грозит ли это попутно «освобождением» от многих моно-городов и целых - теперь уже в полном смысле старопромышленных - регионов? Производственники шумят с трибун и в кулуарах: расширить т.н. «перечень чувствительных товаров», ужесточить технические и экологические требования к импортируемой, в частности, китайской машиностроительной продукции.


Казалось бы, давно перезрела необходимость не просто защищаться, а переходить в наступление по части несырьевого экспорта. Промышленники требуют, чтобы к реализации профильных инвестиционных проектов, направленных на создание конкурентоспособной продукции, подключался бюджет. Профильный комитет Союза машиностроителей предлагает сосредоточиться на рынках СНГ: от создания товаропроводящей сети на постсоветском пространстве до льготного кредитования потребителей продукции машиностроения в странах СНГ. Зампред комитета Наталия Партасова (ФОТО – найти, можно на http://soyuzmash.ru или др. сайтах) высказывается за расширение в этих процессах государственных финансовых институтов: ВЭБ, ЕврАзийского банка развития, Росагролизинга... Правильные, конечно, предложения,  сами собой напрашиваются, если бы не одно печальное обстоятельство: а не распилят? Ну вот разве не тот же Росагролизинг замешан в «воровском деле»...


Федеральная таможенная служба (ФТС) поступь отечественного бизнеса в ВТО ничуть не драматизирует. Зам. руководителя ФТС Татьяна Голендеева (ФОТО – найти, можно на customs.ru  или др. сайтах) отмечает, что в каждой десятой крупной российской компании уже созданы отделы торговой политики ВТО. Справедливости ради нужно отметить, что крупным сырьевым компаниям - из нефтегаза, металлургии и иже с ними - правила ВТО давно известны. ФТС, по словам Татьяны Голендеевой, ведет постоянный мониторинг импорта чувствительных для внутренних производителей товаров, в т. ч. моторных транспортных средств, зерноуборочных комбайнов, мелованной бумаги, мяса, молочных продуктов, сахара-сырца и др. Пока серьезных поводов для беспокойства, связанного с масштабным ввозом импортных товаров этой номенклатуры, ФТС не отмечает.


Отдельный вопрос: как отразится вхождение в ВТО на резидентах свободных экономических зон (СЭЗ)? На этот предмет есть заверения, в частности, Максима Медведкова, что все льготы, которые предоставлялись резидентам, сохранятся, поскольку это защищено в условиях договора вступления в ВТО.


ТехИнфо
Агентство Grayling и юридическая компания «Муранов, Черняков и партнеры» ведут мониторинг восприятия последствий вступления России в ВТО. В его основе - глубинные интервью с представителями власти, бизнеса и экспертного сообщества из России, Евразийской экономической комиссии, ЕС и США. По данным мониторинга, большинство компаний как не имели, так и не разрабатывают стратегии по адаптации бизнеса к ВТО. Причины: сомневаются в целесообразности долгосрочных мер в условиях нестабильности российской политики и экономики, либо надеются на помощь государства.
Наиболее вероятной «зоной претензий» к России со стороны других стран в рамках комиссии по спорам ВТО будет использование антидемпинговых, санитарных и фитосанитарных мер и вопросы, связанные с защитой интеллектуальной собственности.
Пока главную озабоченность большинства российских компаний составляет не наработка практики в применительно к ВТО, а возросшая конкуренция на внутреннем рынке.

Сбор вызывает спор
ВТО давно играет по правилам. Приходящим в монастырь – и устав в руки. Тот же пресловутый утилизационный сбор в ЕС считают противоречащим требованиям ВТО. Ряд евро-членов предупредили, что могут обратиться к процедуре  разрешения споров. Тогда формируется т. н. панель по спорному вопросу, и в случае признания страны-участницы виновной ей грозят ответные санкции. В общем, ...иномарки по осени считают.

Процесс «приживления» осложняет существование в двух режимах ­- Таможенного союза и ВТО. Вопросы со стороны ВТО касаются защитных, антидемпинговых и компенсационных мер Таможенного союза по отношению к третьим странам. Сейчас только у США три десятка таких вопросов. Может быть больше, ввиду общего охлаждения отношений. В свою очередь в отношении товаров стран Таможенного союза сохраняется сотня ограничений, введенных в разные годы. Это антидемпинговые расследования, акцизы на дискриминационной основе, квоты, дополнительные сборы, специальные технические меры, плюс, например, санкции в отношении Белоруссии.

Всё это не есть камень преткновения. Это рабочий процесс. Другое дело, что эксперты отмечают неготовность России на текущий момент к подобным разбирательствам. Просто не хватает квалифицированных специалистов. До вступления в ВТО российские производители, по ряду оценок, теряли из-за антидемпинговых процедур от $ 2,5 до 4 млрд. Нет страховки от потерь и в новых условиях. Плюс привлечение к своей защите западных специалистов, поскольку своих пока очень мало.

ТехДетали

Прогнозируемые потери федерального бюджета в связи со вступлением в ВТО, по инф. Минфина

 

2013 г.

2014 г.

2015 г.

Снижение ввозных таможенных пошлин, млрд руб.

187,8

256,8

365,9

Снижение экспортных таможенных пошлин, млрд руб.

21,8

33,5

47,3

Снижение сборов за таможенные операции при вывозе товаров, млрд руб.

9,3

10,0

10,9

Проблема подготовки «специалистов по ВТО» переходит в плоскость уже не умозрительной, а практической актуальности. И первым делом всё в том же разрезе теории-практики защитных мер. Какие применять инструменты, в каком порядке, в какие органы обращаться и т.д.? Недавно Максим Медведков, выступая перед уральскими предпринимателями в Екатеринбурге, рассказал о формировании консультационных центров в регионах. В частности, такой должен появиться на базе Уральского Федерального университета.
Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК) выдала «на гора» комплект рекомендаций: как готовить заявления для открытия антидемпинговых, специальных защитных и компенсационных расследований. На вопросы по ВТО также отвечают сотрудники департамента торговых переговоров в Минэкономразвития.
В любом случае, даже спорная площадка ВТО, та самая дискуссионная панель - не место, где победу даёт сила воли плюс характер.


Как стать умнее в ВТО?
Так или иначе, но из 152 стран, входящих в ВТО, ни одна пока не вышла. Ряд экспертов считают, что недальновидные и грубые защитные меры способны лишить страну немногих пока выгод от пребывания в ВТО. Директор департамента стратегического анализа ФБК Игорь Николаев (ФОТО – только найти точно этого дядиньку) защитные меры нашего правительства уподобляет противодействию свободной торговле и считает, что так можно нивелировать преимущества, которые Россия получила со вступлением в ВТО. Характерно, кроме прочего,  «многоголосье» госорганов, в той или иной мере приставленных к контролю товарообращения: Роспотребнадзор – похоже, самый известный, но не единственный. Анализ по генномодифицированным продуктам, например, обещает провести по какой-то причине Счетная палата.

Стать в ВТО умнее, встать вровень – значит, по крайней мере, научиться правильному и точному применению цивилизованных, разрешенных механизмов. Вот такая тема: на поддержку сельского хозяйства США разрешено $33 млрд год. Тратится, однако - по прошлому году - почти 90 млрд. Есть претензии? - нет претензий. Потому что дополнительные деньги проходят по резервной т.н. "зеленой корзине". Это платежи, связанные с экологией, борьбой с вредителями и болезнями, развитием инфраструктуры, образования, обучения специалистов, исследованиями, консалтингом, страхованием. Здесь же субсидии на поддержку регионов с относительно худшими природно-климатическими, экологическими и экономическими условиями. В России нет таких регионов? – кто бы их пересчитал. Другая допустимая мера поддержки – дотации не производителям, а потребителям: но потратить они их смогут только на ограниченный набор продуктов.

Не секрет, что процесс присоединения затянулся на долгие годы в т.ч. в силу отстаивания жизненно важных таможенных тарифов, прежде всего на экспорт нефти и газа. Отстояли, но в энергетическом секторе Европы ситуация тоже не стоит на месте. Так, к 2020 г. ЕС рассчитывает создать единую газотранспортную систему. План оценивается для времен стагнации в грандиозные 25 млрд евро. Диверсификация поставок газа и возможность доступа к любой точке сети для транспортировки газа в любом направлении, независимо от национальных границ, – один из приоритетов ЕС. Новые своды правил могут изменить структуру рынка, определение ролей и значимости его участников.
Однако же и освоение на практике цивилизованных и правильных рычагов защиты вряд ли будет достаточным для конкуренции наших предприятий в зоне ВТО на равных. Сначала, твердят эксперты, необходимо решить внутренние проблемы российского бизнеса. Они многоуровневые. Они теперь уже и в ВТО хорошо известны: госмонополизм с его неэффективностью и высокими тарифами; закредитованность бизнеса; коррупция и воровство во всех эшелонах; марионеточный характер судов... Без кардинальных улучшений не ровен час - придется признавать, что присоединялись к ВТО несколько преждевременно.



Обзор подготовил Михаил Бакин.
По материалам www.wto.ru, www.wto-inform.ru. http://www.rg.ru, soyuzmash.ru, http://maxpark.com, www.rbc.ru, http://liga-techno.ru, http://lenta.ru и др.



« Назад